Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Кто здесь?

Здравствуйте. Меня зовут Александр и я - поэт. И прозаик.

Только не спрашивайте, про каких заек.

Здесь, в этом журнале будут записи о моём литератруном творчестве, о политике и мои стихи.

В активе у меня множество написанных стихов и два больших романа в жанре фантастики.

Свой путь в большую литературу я буду освещать здесь же. Если вы желаете проследить мой путь от саксофона до ножа от графомана до бестселлера - то заходите на огонёк.
🔥🔥🔥

Если вы сами пробиваете путь в мир писательства или вам просто интересно, как становятся писателями - то, как говорится, welкам ©!

Не забывайте посещать мой сайт www.александр-быкадоров.рф .

Я в соцсетях:
Личная страница ВК: www.vk.com/bycadorov
Группа в ВК: www.vk.com/bykadorov_poet
Личная страница ОК: https://www.ok.ru/profile/160296307924
Группа в ОК: https://www.ok.ru/bykadorovpoet
Инстаграм: https://www.instagram.com/alex_crazy_red_bull/
Фейсбук https://www.facebook.com/alexcrazyredbull
Страница на Фейсбуке: https://www.facebook.com/bykadorovpoet/

Внезапно

Тридцатого декабря, я как всегда в мыле бегал по городу, но пока весь честной народ погибал в битве за зелёный горошек, я получал вемьма удивительные имейлы.




На самом деле поразили три вещи:


  1. Что ответ был вообще. Обычно ведь издательства не отвечают при отсутствии интереса. Но тут объяснимо — самотёка, видимо, ещё крайне мало.

  2. Удивительно быстро рассмотрено предложение — четыре дня, хотя и того меньше. Если считать время отправки, то меньше четырёх суток. Это, думаю, тоже из-за малого самотёка.

  3. Фраза «пишете здорово». Это вообще крайне удивительный для меня отзыв, если учесть, что мне сложно оценивать свой текст объективно. Может быть, в МИФе всем так отвечают, в не зависимости от качества текста, и я зря удивляюсь?

Но в итоге я всё так же пролетаю мимо кассы.

https://александр-быкадоров.рф/внезапно/

Повторяй и властвуй



Не, ну а что вы хотели? Экранизацию трилогии о Дарте Бейне? Сериал о старой республике? Э, нет, ребята. Корпорация «Дисней» действует как монополист: строго в рамках империалистической модели. И вместо ожидаемого фанатами – на что люди могут и не пойти, так как уже знают историю – придумывают новую, чтоб максимально срубить бабла. Конечно, продукт получается откровенно плохой. Но какая разница. Мы же всё равно заплатим…

Ну так вот и здесь. Джа Джа Абрамс вновь наполовину коспелит шестой эпизод, а в отсебятине порет дичь. Диалоги там конечно – да-а-а… Говорят, в «Скрытой угрозе» были плохи диалоги. Честно признаться – не помню, последний раз пересматривал её два года назад и не сильно заострял на них внимание. Но тут персонажей разговоры днище пробивают в раз очередной. Фразы словно из цеха холодной штамповки, такое ощущение, что сценаристу дали задание гнать метр, и он с ним успешно справился. Особливо доставили шутки – но они здесь не сами по себе. Общий фон происходящего – мрачный. Да и цветовая гамма – тоже. И шутки, надо заметить, весьма удачные, хоть и разбавляют общий невесёлый тон, но фильм от этого всю серьёзность теряет – а я замечу, что эпизоды, предшествующие диснеевским поделкам, юмориной не отличались вовсе. И раз уж «ЗВ» помрачнели – что вполне в логике описываемых событий – то откажитесь от шуток. Веселье пойдёт для детей, но фильм ведь не только для них. Ещё бы я упомянул так называемые «разговоры о холодильниках» – меня хоть и самого коробит от этого термина, но как назвать по-другому я не знаю – в разговорах постоянно всплывают какие-то пояснения к происходящему, а зачем – непонятно. От называемых людей и локаций ясности для неофитов не прибавляется, а заскорузлые «зэвэшники» и так понимают о чём речь. Ну и этот вопль, «Они теперь летают!», заставил меня ладонью закрыть глаза – штурмовики летали на ранцах ещё в войнах клонов.

Персонажи здесь какие-то странноватые. Событий напихано столько, что каждому дано времени – как кот наплакал. Никто не раскрылся в должной мере, от негра-власовца до контрабандистки в каплевидной маске. Но да ладно – они второстепенные, и чёрт бы с ними, хотя повторяющиеся намёки на способности Финна к силе без всякого продолжения порядком надоели. Орден Рен показан схематично и в эпизодах, а ведь это одна из главных военных и политических сил в далёкой-далёкой Галактике – но выглядят они как шайка психически нестабильных бандитов. Да и не понятна обезличенность, поданная через маски она так и осталась загадкой – этому не даётся объяснение даже в Вукипедии. А вот дуэт главных героев порадовал, но как-то наполовину. Бен Соло, известный как Кайло Рен, пройдя через трилогию, завершил дугу характера – и умерев, вернулся на светлую сторону. Ожидалось это или нет – сложно сказать. Я вообще от него ничего не ждал, но остался доволен. Вы можете не любить Адама Драйвера, но в рамках, предложенных сценаристом и режиссёром, его герой максимально нешаблонен – и внешностью, и меняющимся от фильма к фильму характером, и внезапными сюжетными твистами. И да, вы можете сколь угодно много говорить, что Драйвер некрасив, но я знаю женщин, которым он действительно нравится – а нестандартная красота всегда шла на руку характерным героям. Чёрт возьми, вспомните того же Марка Хемилла! Рей же не впечатлила ничем – у неё дуги вообще не предполагалось, зато была цель в конце долго пути – и она её таки выполнила. В сущности, её роль свели к схематичному «пришёл-увидел-победил», а предыстория, которую мы так ждали, показана двумя вспышками прошлого с полусекундными появлениями актёров. «ЗВ» опять возвращается к «санта-барбарианской» теме кровного родства – уже и для второго главного героя, но если в первых шести фильмах это было хоть как-то связано логически, то для чего это протащили в третью трилогию понять сложно. В старом каноне «ЗВ» есть столько героев, поднявшихся на одних способностях к силе, ну так сделайте ещё одного! Но нет, похоже с фантазией у сценаристов какая-то беда: «тут сделаем хорошо, а тут строго как попало».

А вот что действительно порадовало – так это визуал. Конечно, при современных технологиях сделать плохо ещё надо постараться. Особенно понравились всякие хидровыдуманные зверушки и гуманоиды – они там хоть и выглядят как люди в резиновых масках, но да вы вспомните, как в теории Ивана Ефремова должны выглядеть гуманоиды – они должны быть антропоморфны. Но самого космоса очень мало. И непонятно, почему нет перехода от вступительной текстовой части к первой сцене в космосе – почему здесь традиции «ЗВ» не продолжаются.

И конечно, в целом я не могу дать фильму положительную оценку. Косплей старых частей ничем хорошим и не должен был закончится. Да, зритель не притязателен и готов хвалить всё что угодно, особенно если это полито майонезом и кетчупом (зачёркн.) сдобрено хорошей графикой. Но за визуальными эффектами не должна страдать история, а этим сегодня грешат не только «Звёздные войны». Увы, фильм получился насквозь проходным – и хорошую оценку я поставить ему не могу. Ноль Лукасов из девяти – к сожалению, никак больше.

https://александр-быкадоров.рф/повторяй-и-властвуй/

Апаснасте! Олебастрэ отакуэ!

Катя Майорова, «Кир»




Я читаю всё, что движется, а что не движется – толкаю. К самиздату я отношусь вполне лояльно, да и к любовным романам тоже. Но более всего я испытываю восторг от хорошей литературы – выдержанной структурно и стилистически, чего, к сожалению, про эту книгу сказать нельзя. Тем не менее «Кир» с продолжением – подумать только! – собрал более тысячи продаж, и это только на бумаге, а значит смотреть на автора и его произведения нужно с большим пристрастием.

Так получилось, что второй год подряд в декабре мне попадается любовный роман, при этом – плохой любовный роман. Да, он конечно выстрадан. Но у первых книг всегда такая участь: они выстраданы, но всегда – категорически ужасны. Этой участи не избежал никто, и «Кир» –тоже.

Структурно, конечно, придраться не к чему. Есть две сюжетных линии, одна влияет на другую, хоть и заканчивается раньше, чем книга, к концу главы приобретают больший накал и имеют миникульминации, причём некоторые – с открытым финалом, что заставляет читать дальше. Но это – не самое сложное в литературе. Если есть способности к созданию художественных текстов, то это умение приходит к большинству авторов быстрее всего, тем более, когда приём используется всеми произведениями, от игр до книг, понять его не составляет труда. И да, первой сценой весьма неплохо задана интрига, она хоть и подана выдержкой из будущего, что у меня самого вызывает сомнения, но заставляет ждать выхода из создавшейся ситуации, а значит – читать роман.

Но вот с мелкой техникой Катя подкачала. Персонажи – все! – разговаривают одинаково. Стиль речи не зависит ни от возраста, ни от имущественного положения, ни от мировоззрения, ни от чего бы то ни было. Мало того, стиль прямой речи похож на авторский, а последний в свою очередь очень похож на разговорный. Чего только стоит фраза «…намутить приглосы». Я, конечно, понимаю, что нужно быть ближе к аудитории, но в авторской речи должно быть больше литературности, по крайней мере необходимо избегать бытовых штампов, повторов, аллитераций и, хотя бы, следить за смысловым употреблением глаголов («Я потянулась к трубке, чтобы позвонить, телефон зазвонил раньше меня…»). Но всё литературное мастерство сконцентрировано в двух весьма красноречивых фразах: «Поезда и вправду были крутые. Типа наших «Сапсанов», только круче». Конечно, я не призываю растекаться мыслью по древу, как авторы золотого века, информативность не должна страдать в угоду метафоричности, но метафора как толика специй даёт пикантности любому тексту. И да, я конечно, понимаю, что в двадцать лет стиль речи у современных людей может быть и не выработан – это вообще бич современности: засилье неинформативных междометий, унификация обозначения эмоций и бедный лексикон. Но где же авторские атрибуции с обозначением жестов? Их исчезающе мало. Зато в диалогах много служебных фраз, которые, естественно, мы употребляем в разговоре, но в тексте они не дают информации и абсолютно не двигают сюжет. А ещё тут какое-то громадное количество разговоров о холодильниках, которые вполне удачно могли бы заменяться авторским текстом.

В романе вообще много не двигающих сюжет элементов. Очень много описаний одежды, интерьеров. Да, согласен, это должно создать антураж, тем более, что героиня произведения работает с одеждой, а её профессиональная деформация должна влиять и на авторский текст, но стилистически это подано настолько безграмотно, что иногда походит на шершавый язык полицейского протокола. И да, здесь тоже наблюдается чрезмерное количество описываемых мелочей, не влияющих ни на антураж, ни на сюжет. В итоге в голове, я конечно, рисую картинку, но картинка не имеет глубины. Весь текст написан от первого лица, но чувства, эмоции – лишь называются, а не описываются. Окружающие обстоятельства – называются, а не описываются. Действия – называются, а не описываются. Стоит ещё упомянуть непонятную игру с кавычками – имена собственные где-то заключаются в кавычки, а где-то нет, это при том, что брэнды упоминаются без всяких экивоков. С английским в книге тоже беда. Реплики – переводятся в сносках, а эпиграфы – нет. Хотя во фразах употребляется какой-то упрощённый инглиш, и это сюжетно оправданно, даже я со своим «Мутко-едишын» не лазил в сноски, а вот о чём эпиграфы – я до сих пор не знаю. А ещё непонятно, для какой цели закавыченная прямая речь выделяется ещё и курсивом – его там чрезмерно много, настолько, что в этом я тоже не уловил смысла.

Тут, кстати, необходимо упомянуть, что с книгой работал редактор. Так вот, товарищ Виноградова, вам – профессиональный неуд и презрение.

Но вернёмся к целевой аудитории – именно с ней Катя обходится снисходительно, как будто смотрит на неё несколько пренебрежительно. Протагонистка (слава феминитивам!) – держит сайт по продаже одежды, но целевая аудитория характеризуется небрежным «для нищебродов, которые любят напокупать качественных подделок за небольшие деньги». Пренебрежение переносится и на действия персонажей. В самом деле, они перенастраивают сайт на новый товар и на новую аудиторию. Но возникает ощущение, что они играют в бизнес, а не занимаются бизнесом. Такие слова как, «таргет», «seo», «smm» – похоже, ничего не говорят юным стартаперам. А ведь в эти слова наверняка вложены какие-то средства. ЦА, они конечно, поменяют, но по старым ссылкам, выдаче в поисковике и ещё действующим рекламам будут приходить осколки старой ЦА – это неминуемо вызовет отказы, а значит может вызвать просадки и по новым ключам, снижение показателей яндексовой и гугловской пузомерки. И да, кто компенсирует вложенные средства в цифровой маркетинг, по которым уже не приходят клиенты? Я, конечно, не прожжённый сеошник, но кое-что понимаю, и игра с сайтом выглядит какой-то наивной – это вообще к вопросу о том, что иногда книгу читают люди, разбирающиеся в вопросе.

О персонажах надо упомянуть отдельно. Триада главных героев напоминает не взрослых людей, а каких-то подростков в период гормонального бунта – во всяком случае об этом говорит их психически неуравновешенное поведение. На действия персонажей не влияет ни возраст, ни пережитый опыт, ни имущественное положение, ни элементарная логика. Вот – Женя устраивает ревнульки-обижульки на ровном месте. А вот – Денис рассказывает: «Я чувствую себя подонком, что оставил тебя в Москве и поехал в Париж…». Как-то совершенно не упоминается, точнее упоминается, но из этого не делается выводов, что поездка в Париж – поездка за хорошей работой, а это – обеспечение будущей семьи, ведь серьёзные отношения кончаются ею, не правда ли? Но не в этом ключе мыслят и родители Жени: «Этот мальчик уехал от тебя на год и делает тебе предложение по скайпу. Мне кажется, что это неуважение с его стороны…». Конечно, всем приятно, когда предложение делается коленопреклонённо, на мосту, на фоне водопада, и всяческими красивыми фразами, но жизнь, знаете ли, совсем из другого состоит. Хотя Жениных родителей я понимаю, если б они знали, какой зехер он устроил по великой пьянке – это вместо логичного разговора с объектом любви, они категорически были против свадьбы и никогда бы с ним не общались. И какой вывод делают персонажи? «Капец, и всё из-за этих проклятых суданцев»! Катя, ты серьёзно? То есть белая горячка тут не причём? Хотя о чём я говорю, эмоциональный интеллект нынче не в моде… Но парочку влюблённых перещеголял могучий Кир. Обычно тридцатилетние мужчины, с двумя браками за плечами и «зэпэ» в миллион двести тысяч рублей в месяц знают себе цену – но двадцатилетняя ссыкуха френдзонит его по полной программе. И этот товарищ тоже ведёт себя как псих: напивается, и проходит на весь подъезд орать о своей любви и долбиться башкой в запертую дверь. Тут, кстати, следует упомянуть одну совсем не сексистскую фразу: «Но, в конце концов, я же не мужчина, мне сложно засунуть свои чувства себе в одно место, ну или просто подрочить в душе, и тем самым «отпустить ситуацию». Мало того, что мужские эмоции обесцениваются одним махом, от чего у меня бомбит так, что я улетаю в космос, но так и логики в этом никакой: почему же тогда Кир не идёт «быстро мыть под душем» ©, а таранит головой чужие двери? Ну и финальная выходка, когда Кир присылает бывшей возлюбленной своё хоум-видео, она, конечно, в его духе. Но зачем Жене эмоционально не зрелые мужчины – для меня остаётся загадкой. Конечно, тогда романа бы не было, но выбор для персонажей положения в обществе никак не соотносится с их поведением. Говорят, что у некоторых мужчин женщины-персонажи – это скульптуры с алебастровыми бёдрами, так вот у Кати, мужчины – это скульптуры с алебастровыми скулами. Впрочем, в «Кире» все персонажи алебастровые – ни за кем нет подноготной, хотя бы малюсенькой предыстории, да и разговаривают все одинаково – но да, я об этом уже говорил.

В тексте отовсюду торчат уши автора. Скажу так: писать на основе собственных переживаний – нормально. В конце концов писатели лучше всего пишут о том, что знают сами. Но информационно «Кир» повторяет Катин блог, а это нивелирует волшебство художественного текста, я бы даже сказал – обесценивает. Я написал очень много, но напоследок, будучи уверенным, что Катя-таки прочтёт до конца, скажу вот ещё что. Да, я пока тоже не снискал литературной славы, а значит мой отзыв могут и не принять всерьёз, но мимо категорических нестыковок и непрофессионализма я пройти не могу. Говорят так: «писать плохо – не плохо, плохо – не учиться писать хорошо». И я, хоть и придерживаюсь лозунга «Читай как дилетант», кровь из глаз сдержать не могу. Единственное, что я могу тут посоветовать – это литсеминар при петербургской фантассамблее. Вот там, в отличие от «CWS» действительно учат писать, да и стоит это почти в семь раз дешевле.

Всем остальным желаю хороших книг!

https://александр-быкадоров.рф/апаснасте-олебастрэ-отакуэ/

31. Полёт нормальный



Задумал я неладное. Буду косплеить одного весьма именитого мастера художественной прозы. Ну а что, просто мне весьма нравится этот приём.

В ознаменование моего прошедшего дня рождения и честь наступающего нового года объявляю праздничную раздачу слонов. С этого дня и до 15го января абоненты социальных сетей, таких как: Мордокнига, Вконтач, Жижыха, Одноглазники и Сто грамм, могут получить мою последнюю повесть бесплатно. Для этого нужно быть знакомым со мной лично или в интернете достаточно неплохо и написать в личку. В любом случае, за спрос я не даю в нос.

Будет издана повесть или нет — пока я не могу сказать, а писать в стол категорически не желаю, ибо не для этого моя роза цвела.

Категория: 18+

Жанр: городское фентези с элементами детектива.

О чём. Что вы будете делать, если на город нападёт маньяк? Что будет делать полиция, когда не сможет справиться самостоятельно? Призовёт на помощь экстрасенсов? Но проблема в том, что маньяк убивает как раз людей с паронормальными способностями, а беда, как водится, не приходит одна — и Волгоград атакует оборотень-людоед. Экстрасенс-социопат, оборотень-гопник, религиозный маньяк — всё это в моей новой повести «Слишком громкая проповедь».

https://александр-быкадоров.рф/31-полёт-нормальный/

Олег Дивов, «Выбраковка»



Наша страна неуклонно катиться к фашизму – это закономерный и конечный этап развития любой капиталистической страны. И явным отголоском коричневых тенденций в нашем социуме являются книги, остро эту проблему обозначающие. «Выбраковка» – одна из таких.

Собственно, этого слова – «фашизм» – Дивов нисколько не пугается. Он сначала косвенно даёт обозначение политического строя, описанного в книге, через реплики героев, употребляющих термины «фашизм» и «гестапо» в уничижительно-оскорбительном ключе, а в конце романа, ничуть не стесняясь, употребляет его в тексте от автора. Не знаю, насколько Дивов владеет истматом, но политсистема описана весьма близко к димитровскому определению фашизма. Конечно, автор не избежал клюквы, зачем-то насовав аллюзий к СССР – вместо Советского Союза у него Славянский Союз, вместо ГУЛАГ – ГУЛАК, и мне хочется задать ему вопрос: а самому-то не противно? Каждый раз, когда я вижу подобные вещи, хочется вымыть руки по самые плечи и больше не прикасаться к тексту, но история Пэ Гусева была уж весьма интересна. Наверное, Дивов по недомыслию, или в силу пропитанности антисоветской пропагандой, ставит знак тождества между социализмом и фашизмом, бросая тень на krovavye bolsheviks, но бытие определяет сознание – и вот уже шовинистический призыв «у нерусских не покупаем» становится не просто политическим лозунгом, а методом конкурентной борьбы: я просто напомню, что в описанном мире средства производства остаются в частных руках.

Протагонист тут, конечно, весьма интересный. Почему-то в голове рисуется внешность, похожая на самого Дивова. Видимо, это от того, что ничего другого я у Олега Игоревича просто не читал. Но в попытке дать герою подноготную автор явно переборщил – тут сразу не одна, а четыре подноготных, и пойди узнай, которую из них протагонист придумал для красного словца, а которая – правдивая. В выбраковку товарищей по оружию верится слабо. Конфликт у бомже-стойбища, мне кажется, притянут за уши – вы же всё равно собрались их браковать, так в чём проблема? Почему вы не можете замять инцидент с употреблением веществ? Это же ваш товарищ, почему вы его бракуете? Абсолютная честность? Да ладно… Отсюда – и конфликт на дороге со вторым ведомым тоже весьма неубедителен. Или выбраковка основана только на выстрелах из шприцемётов? Тогда почему не забракованным остался Валюшок? А в конце ещё выясняется, что история Павла Птицына – тоже выдумка, с большой долей вероятности. В общем, пока герой находится «здесь» – он смотрится хорошо, как только начинаются воспоминания – полный швах.

Да и по структуре остались вопросы. «Выбраковка» – это книга в книге, но какую цель преследует данный способ представления информации, я так и не уловил. Это некоторым образом отсылает к «1984», где английский автор приводит громадину технического текста после завершения романа. Уж не знаю, специально или просто так получилось, но, как и у Оруэлла, это смотрится весьма притянуто. Но там Дивов полностью расписывается в своей предвзятости к большевикам, уверяя что в тридцатых они предали идеи коммунизма – и поди угадай, согласен ли Дивов с неизвестным фашистским автором или Дивов пишет так нарочно, но я склонен согласится с первым вариантом. Ну, а штурм Кремля силами центрального отделения АСБ выглядит как большой рояль, но только не в кустах, а на Красной площади. Олег Игоревич, вы серьёзно? Да и спасение Пэ в самый последний момент в лучших традициях Боллливуда тоже вызывает сомнения. Собственно, а зачем Пэ нужен был заговорщикам? Узнать, кто автор «птички»? А какой в этом практический смысл? И что, у граждан, пленивших Гусева, не было доступа к «сывороткам правды»? Ну, по мелочи ещё можно упомянуть множество «разговоров о холодильниках», которыми Дивов изрядно снабдил Гусева в первой половине романа, когда Пэ объяснял Валюшку основы мироустройства – возникает ощущение, что Валюшок словно с луны свалился, и до этого жил не в Москве, а якутской деревне на крайнем севере.

Но, несмотря на все недостатки, роман читается весьма хорошо и выглядит весьма увлекательным. На самом деле, многие из явлений, описанных в романе, или сбудутся, или уже сбылись – взять хотя бы сигаретные пачки с устрашающими картинками. Я бы поставил эту книгу в один ряд с «Черным знаменем» Казакова – в обоих романах торжество воинствующего фашизма предстаёт не сказочкой, а вполне себе обыденностью, которую мы с вами вряд ли сможем рассмотреть за бытовухой, когда пылесосим квартиру или готовим ужин. Но если в «Чёрном знамени» перед нами стоит альтернатива коммунизму, причём не абстрактная, а вполне реальная – ведь национализм уже тогда был одной из главных идей в «белой» среде, то в «Выбраковке» мы видим даже не будущее, мы видим настоящее.

«Выбраковку» читать стоит. Чтобы понять куда мы идём.

https://александр-быкадоров.рф/олег-дивов-выбраковка/

Армагед-дом



Ну, что такое постапокалиптика – мы все с вами знаем. А вот как живётся людям внутри самого апокалипсиса? Об этом книг мало. И как живётся людям в мире где апокалипсис случается каждые двадцать лет? Что делать, если твоя жизнь – это постоянная гонка на выживание? Марина и Сергей Дьяченко отвечают на этот вопрос, придумывая уникальный мир с незаезженной темой.

Единственное, чего я так и не понял: имеем ли мы дело с альтернативной Землёй, где апокалипсисы случаются каждые двадцать лет начиная с древности, или это прогресс настолько затормозился, что более тысячи лет мир топчется на техническом уровне конца двадцатого века? Почему я задаю себе этот вопрос? Да всё с тех же позиций исторического материализма. В книге, как я понял, главенствует капитализм с большими социальными гарантиями, но даже в таком варианте он не способен на мобилизационный рывок, тем более каждый двадцать лет. Ну и выборы в книге обставлены так, как они происходят именно в буржуазной среде: с большой театрализованной избирательной кампанией, на которую требуются немалые деньги. В этих случаях всегда следует задать вопрос: за чей счёт банкет? И неужели у отставного генерала есть такие бабки? И неужели Стужа действительно сократит условленное время, даже пренебрегая покровителями, оплатившими победу на выборах? Уж они-то должны попасть в списки в первую очередь. Почему об этом не догадался никто, даже такой прозорливый Рысюк?

Если уж касаться самого установленного времени, то я так понимаю, никто не доказал достаточности временного промежутка для входа в ворота для всех людей. Теория Зарудного оказалось лишь гипотезой без подтверждения? Если так, то само по себе установленное время – жесточайшая необходимость, без которой многоразовые мобилизационные рывки невозможны. Да, следует признать: при капитализме в стадии империализма, уже несущем внутри себя огромную социальную несправедливость, установленное время будет ещё больше разжигать социальную вражду. И если мы действительно имеем дело с застопорившемся на тысячу лет прогрессе, то неужели всю эту тысячу лет люди будут терпеть эксплуатацию хозяев средств производства? Но даже и в этом случае, если теория Зарудного окажется неверной, без установленного времени не обойтись.

Но книга полна не только социальным устройством. «Армагед-дом» – это роман о людях. И любую книгу нужно всегда писать о людях, даже фантастику – ради бластеров и звездолётов она будет хороша лишь неофитам. Что и говорить: Дьяченко смогли описать подростковую любовь ни разу не употребив искомое слово на букву «Л»… Да и дело не только в любви: меткими, ёмкими фразами, точными, но не энциклопедическими определениями, они детально прорисовывают картину мироустройства, взаимоотношений, личностей героев, их характеров, и даже – широкими мазками – почти готовый синдром Иокасты у главной героини. Погружение в книгу было практическим полным, с «тридэ»-эффектом: морские сцены я читал как раз на пляже, и в то же время, в силу некоторых причин, испытывал те же чувства, что и Ярослав Зарудный. Ну и порадовал, конечно, писатель Великов, в чьей фамилии мне хочется поставить ударение на первый слог – а ведь я сам, чего греха таить, испытываю весьма нежные чувства к тому виду транспорта, который заставляет так сделать.

Большего об этой книге сказать вряд ли можно. Её просто надо прочитать – и насладиться мастерством авторов, описавших мир, где конец света – такая же обыденность, как обед, ужин или делёжка власти финансовыми кланами.

https://александр-быкадоров.рф/армагед-дом/

Дважды два равно пяти



С тех пор, как я коснулся ефремовского «Часа быка», антиутопия в моём представлении являлась чем-то научно выверенным, хотя бы с точки зрения логики и законов исторического развития. Но как выяснилось, цель антиутопии – запугать читателя и не дать ему альтернатив. Вот и Джордж Оруэлл занимается абсолютно тем же.

Но обо всём по порядку.

Книга с самого начала погружает в какую-то беспросветную тьму и мерзость. Автор прекрасно работает с образами, во всяком случае в первых двух третях книги, и раскалённым клеймом вписывает их в самую душу читателя. Что здесь сказать? Пока Оруэлл не коснулся главного – социально-экономического устройства, текст погружает в ужас мира, где строям ходят на работу, строем надевают одинаковое, и в метафорическом смысле, но тоже строем – занимаются сексом.

В одном месте Оруэлл действительно предугадывает будущее, вот фраза: «Один очень хороший [фильм] где-то в Средиземном море бомбят судно с беженцами». В другом месте он походя декларирует зависимость языка и сознания друг от друга: «Новояз — это ангсоц, ангсоц — это новояз…». Ну и… Хорошие моменты романа на этом заканчиваются.

Что характерно, главному герою вряд ли можно посочувствовать. Он почему-то с самого начала вызывает отвращение: сгорбленный государственной репрессионной машиной, весь больной и кривой, думает о людях мерзопакостно, а в эпизоде, где Уинстон рассказывает о том, как воровал еду у матери и сестры, я испытываю практически испанский стыд. Может быть, так и должно быть? Но зачем мне герой, которому не хочется сопереживать, зачем мне герой, который сломлен и раздавлен ещё до того, как начался репрессивный процесс? Ему не хочется сочувствовать, хочется, чтоб он отлез в сторону и не вонял.

А с некоторого момента я вообще перестаю верить в написанное. Начиная с любви Джулии и Уинстона. Это шпионская страсть – вообще какая-то сказочка для подростков. Как можно влюбится в незнакомого человека с первого взгляда? Ну, в пубертатном периоде – наверное можно, когда гормональный фон запределен. Но почему протагонист верит Джулии просто так, если буквально три минуты назад подозревал её в работе на полицию мыслей? Кстати, ещё есть люди, уверенные, что она на неё не работала – ведь герой видит как её избивают лишь мельком, краем глаза, а там можно устроить и небольшой спектакль? Вы ещё продолжаете так думать? Да и эта встреча с О’Брайеном, начавшаяся с игры в гляделки тоже, знаете ли, белыми нитками шита. Оруэллу надо чтоб антагонист завербовал любовничков – и он вербует. Насколько это правдоподобно – неважно, я сомневаться начал ещё в момент произнесения Уинстоном этой вычурной клятвы, где он заранее признаётся в деяниях, на могущество самой Партии не влияющие. Да там вообще всё угадывается ещё до того, как произойдёт – и работа О’Брайена на министерство любви, и работа старьёвщика на полицию мыслей. Собственно, как и то, что кричащая в экран девушка в синем комбинезоне станет любовницей Уинстона. А уж «стирание»… глупей ничего не видел. Можно изменить газету в библиотеке, но как ты изменишь подшивку газеты у кого-либо дома? Как ты вытравишь что-либо из памяти людей? Ну, с этим всё просто – автору надо, что никто ничего не помнил, значит так и будет. Будет помнить только Уинстон. Хотя, нет, может они и помнят, но переговариваться нельзя – везде же телекраны. Нет ни одного уголка, ни одного местечка по всей Океании, где бы он не стоял. Наверное, в сортире тоже стоят. Только Уинстону повезло – у него дома закуток есть, где эта тарелка ничего не видит. Ни у кого нет, а у него есть. Закуток с роялем в кустах… ой, со столом и дневником, простите. Да собственно, это не один рояль, тут по сути весь сюжет состоит из роялей разной степени нелогичности, и уж особенно «рояльно» выпирает этот телекран за разбившейся картиной в любовном гнёздышке.

Оруэлл вообще здесь технически странен. Где-то он мастер стиля, а где-то профан. Вот – комната сто один. Она так и будет везде «сто один», нигде её не назовут сто первой или «один ноль один». Доходит до абсурда: от фразы «сто один» рябит в глазах, но с этим ничего не сделано – ни Оруэллом, ни переводчиком. Да и она не становится страшной. Я, как читатель, не верю в страх героя перед крысами – он лишь мельком называется один раз, а второй – уже в самой комнате. И да, почему он выкрикивает имя Джулии? Как он к этому пришёл? Почему? И почему я должен верить этому эпизоду? И уж особенно криво потом смотрится эпизод, где он признаётся ей в непредательстве. Моя логика в этом случае отказывается работать, а протагонисту хочется выстрелить дуплетом прямо в лицо – чтоб не мучился.

Ну и если говорить о социально-экономической модели Океании, то здесь Оруэлл тоже не прав. И тут нельзя сказать, что автор оперирует в вымышленном мире. Сам он говорил, что хочет написать книгу, в которой продолжит идею о преданной революции, и если учесть, за тридцать лет до написания книги началась совершенно конкретная революция, валом переворотов, путчей и войн прокатившаяся по Европе, то логика подсказывает: Оруэлл говорит о социалистической революции. Но стоит ли говорить, что во всей своей книге он политически неграмотен? Ну а на тех, кто с историческим материализмом незнаком совсем это, конечно, производит впечатление. Но есть подозрение, что Оруэлл где-то наглотался позитивистской пропаганды.

Прежде всего здесь стоит упомянуть: социализм не ведёт завоевательных войн. Ни для отвлечения средств из экономики, ни для отвлечения идеи. Такой богатой и обширной стране, расположенной на двух континентах незачем вести битву – она может развиваться самостоятельно, а если мы учтём, что империализм в стране побеждён, значит прибавочная стоимость распределяется в обществе. Нет нужды в новых рынках сбыта и территориях с ресурсами.

Внутриполитическое устройство тоже нелогично. Опора на пролов, которую декларирует фрондирующий Уинстон, должна строится на их экономических потребностях, но они не показаны. Есть ли нужда у широких народных масс идти на конфронтацию с правительством, если каждый представитель пролетариата обеспечен достойным трудом, достойной оплатой, жильём, образованием и медициной? Оруэлл лишь предполагает, что пролы могут восстать, но есть ли у них в этом нужда? Для меня это остаётся загадкой – в книге данная тема не раскрыта. В этой книге главное – это интеллигентские потуги противостоять режиму, но где-то мы это уже видели, не находите?

И отсюда вся эта репрессивная машина выглядит крайне протезно. Зачем она нужна – в таком масштабе и такими методами? Если мы говорим, что социализм наступил, что пролетариям не нужен бунт, зачем это всё? Я, как и главгерой, повторяю: я понимаю, как, я не понимаю зачем. Зачем пытать, если в дело пришьют всё что нужно, а суда и вовсе не будет? «Признание было формальностью, но пытки — настоящими» – пишет Оруэлл. «– Будет так, как если бы вы никогда не жили на свете. – Зачем тогда трудиться, пытать меня?» – ещё одна цитата. Автор отвечает нам, читателям, такой фразой: «Партия стремится к власти исключительно ради неё самой» – и в этот момент мне хочется закрыть ладонью глаза. Власть – это всегда инструмент, а инструменты, как известно, не существуют ради самих себя. Вот и получается, что этот вымышленный мир снабжён маниакальной тягой к власти сразу огромной массы партийцев, что само по себе бред, отсюда следует «маленькая победоносная война», и из этих двух – огромная пыточная машина размером во всю страну. Бред сидит на бреде и погоняет бредом, а нам преподносят эту книгу как образец антиутопии.

Многие левые полагают, что Оруэлл описывал существующее положение вещей в Англии, описывал капитализм. Многие правые полагают, что в данной книге – истинное будущее социализма. Я же вот как скажу: в «1984» намешано отовсюду и понемногу, и в результате рядом существует то, что существовать рядом не может. Это не капитализм и не социализм, это клюквенное представление о социализме, укоренившееся в сознании многих, и раз за разом транслируемое в произведениях авторов, преимущественно – в кино. Мне возразят и скажут, а как же, мол, тридцатые в СССР? Ну таки я вам отвечу, что репрессии – всего лишь одна из стадий развития общества, и об этом писал Маркс ещё до создания «Капитала» (http://www.psylib.org.ua/books/marxk01/txt07.htm), и при этом никогда нельзя забывать, что многие объективные обстоятельства зависели тогда не от большевиков, а от внешнего агрессора, которого, как известно, не было. Для некоторых вообще открытие, что любая социально-экономическая формация внутри себя проходит разные стадии развития – и феодализм, и капитализм, и социализм, как ни странно.

Я делаю такой вывод: роман распиарен, и распиарен за счёт того, что наводит изжоги. В целом же – обычная клюквенная в страшилка, далёкая от логики и реальности, и наверняка из-за этого многими любимая. Особо упоротые, конечно, могут использовать художественные произведения, и в том числе «1984», как доказательства чего-то в истории, но для этого нужно быть совсем долбанутым об калитку. Пока я читал – постоянно хотелось вымыть руки, словно я опустил их в чан с коричневой вонючей жижей.

И это ощущение не покидает меня до сих пор…





https://александр-быкадоров.рф/дважды-два-равно-пяти/

Соцопрос



Пока тут все обсуждают Путина-Шмутина и его кривую линию, со мной происходит нечто более интересное.

Вчера позвонили из какой-то организации и среди меня начали проводить соцопрос — об отношении к политическим репрессиям.

Всегда поражала крайняя ненаучность и идеалистичность задаваемых вопросов. Отвечать предлагалось «не в соответствии с законом», а на основе личных убеждений. Ну это ещё полбеды, но вот выдернутость из контекста почти всех предлагаемых ситуаций и отсутствие варианта «Затрудняюсь ответить» меня поразили сильно.

Ну вот например. Нужно ли на обелиске в память жертв репрессий, высечь имена не только осуждённых гражданских, но и чекистов, их посадивших, но репрессированных в последствии? Хех, а высекать будем и бандитов, севших по 58й? Понятно, что были невинно осуждённые и чрезмерно много, но ведь были и реальные вредители — всех высекать? А репрессированные чекисты — среди них были и те, кто сфабриковал, но были и те, против кого сфабриковали. Ну, как тут отвечать?

А вот ещё: некий молодой человек узнал, что его деда расстрелял без суда и следствия дед его друга. Нужно ли об этом рассказывать другу? Мало того, что контекст ответа лежит в настоящем, и зависит от отношений внуков, характеров и политических убеждений, так ещё и лежит в прошлом. Что значит «без суда и следствия»? При попытке к бегству? При задержании? Действительно незаконно? Сел ли тот дед, если это было незаконно? Или «без суда и следствия» — это по приговору «тройки»? Я просто хочу напомнить, что в отличие от идеалистического представления, где закон — это нечто непреложное и гуманистическое, в материальном мире «закон» значит «возведённая в абсолют и документально оформленная воля правящего класса», и согласно этому определению «тройки» как раз были законны.

Или вот тоже перл. Нужно ли отношение к репрессиям устанавливать на основе воли государства, или согласиться с историками, утверждающим, что каждый имеет право на собственное мнение? Как можно ответить на неверный вопрос, где в качестве ответа есть два неверных варианта? Историки-то может и считают, что каждый имеет право на мнение, но публично высказаться можно только в строго научном ключе, если ты не Резун и не Панасенков, конечно. А волю государства мы видим и так: всех чешут под одну гребёнку, а самым главным чекистом-упырём почему-то является тот, кто эту кровавую кашу остановил.

Ну а в конце меня добили вопросом: является ли признание католической церковью покаяние за инквизицию слабостью церкви или её возрождением? Как бы наводящими вопросами заставляя нас задуматься и переосмыслить исторические факты.

Теперь даже и не знаю, что там в моей анкете — позволяет ли софтина интервьюера пропустить пустые графы в ответах, или что-то натыкали за меня: ведь я действительно не знал, что отвечать и отказывался от обоих вариантов.

Так что ждите скоро новую идеалистическую брехню от Левада-центра или кого-то похожего. Такие дела.

https://александр-быкадоров.рф/соцопрос/

«Никогда больше» или «Сможем повторить»?



Видимо, Великая Отечественная Война будет длиться до тех пор, пока некоторые пропагандистские максимы будут обильно заселяться в политически неокрепшие умы.

Словно поле красных маков, разрастается тренд «Никогда больше», и как поляна алых гвоздик растёт море лозунгов «Сможем повторить».

До недавнего времени я считал «Никогда больше» фразой, устоявшейся после первой мировой войны – выросшей из понимания, что вина за первую мясорубку лежит одинаково на Антанте и Тройственном союзе, проявивших свои хищные империалистические интересы. Это так же подтверждается некоторыми статьями, например, здесь: https://anlazz.livejournal.com/186172.html – однако там ссылок на более достоверные источники я не нашёл. Возможно, это отнесение к ПМВ было мною почерпнуто ещё где-то – теперь уже трудно найти.

Но фраза эта несёт в себе и посыл нам, современникам – мол, никогда больше не должны повторить ужасов войн, и по отношению ко Второй Мировой Войне она появляется в 1968 году, как общий призыв еврейской нации не повторить ужасов Холокоста (https://traditio.wiki/Never_again).

Сегодня, в современной России, «Никогда больше» противопоставляется тезису «Сможем повторить». В дополнение к фразе всегда идёт бушующее пламя ненависти: что вы, мол, можете повторить? Геноцид, массовые расстрелы мирных граждан, ленинградский голод, искалеченные судьбы, руины Сталинграда и выжженные дотла деревни? Я замечу, повторение – это некая следующая итерация уже сделанного, то есть геноцид, массовые расстрелы мирных граждан, ленинградский голод, искалеченные судьбы, руины Сталинграда и выжженные дотла деревни – приписываются и нашим предкам тоже. Предкам, защитившим и отстоявшим страну в 1941-1945 годах, приписывается именно это. То есть весь ужас войны приписывается тем, кто своими руками весь этот ужас завершил.

Я скажу так, в современном контексте использование лозунга «Сможем повторить» мне тоже не нравится. Меня коробит, когда на машины лепят наклейки с этой фразой – кто-то добренько получил за неё бабок, а вы добровольно возите на своём авто сцену гомосексуального полового акта. Но безотносительно наклейки, если учесть, что повторение – это следующая итерация, то необходимо вспомнить, что совершили наши предки, наш советский народ: это советский народ освободил половину Европы, в том числе освободил узников лагерей смерти, это советский народ остановил собственный геноцид, и это советский народ задушил коричневую гадину в её собственном логове. И если фразу «никогда снова» ещё можно интерпретировать как чаянья советских людей больше никогда не воевать, что вполне здраво, то высказанная в виде «Мы никогда не должны повторять ужасов войны», переосмысливает подвиг советского народа, и вообще отнимает у него совершённый подвиг – я ещё раз повторюсь, советский народ не является причиной возникновения военного ужаса, он как раз-таки его остановил.

Надо так же знать, что фраза «Никогда больше» в том числе, используется и русскими националистами (https://traditio.wiki/Больше_никогда) – и вы должны внимательно посмотреть, во-первых, кто использует, а во-вторых, увидеть один из главных тезисов: частная собственность на средства производства, то есть пункт, благодаря которому сначала растёт капитализм, а из него – империализм, главный папа обеих мировых войн. Получается, что лозунг работает против себя самого?

Да, я не люблю фразу «Сможем повторить» – из-за её оголтелого ура-патриотизма и шапкозакидательства. Чтоб повторить, нужно уметь повторять, но я уже писал об этом: нужно хотя бы теоретически иметь подготовку, а всё что у нас сегодня есть – это любовь к Родине. «Сможем повторить», так нагло эксплуатируемая в целях получения маржи, не про ужасы войны. Она – про любовь к отчизне, о её защите. Хотя и этот тезис многими сегодня опровергается: мол, никто не нападает, а значит и говорить о защите Родины, да ещё в таком ключе – не имеет смысла. И это тоже вызывает у меня недоумение, как так – не быть готовым защитить свою страну? Да, сейчас никто не проявляет агрессию так, как в своё время это делал Гитлер, но разве не будет поздно, когда это начнётся? Ведь никто не может сказать, когда случится новая мировая бойня – то ли завтра, то ли через пятьдесят лет. Наверное, древние римляне были совсем дураки, если изрекли фразу «Хочешь мира – готовься к войне», она же «Si vis pacem, para bellum» (https://ru.wikipedia.org/wiki/Si_vis_pacem,_para_bellum). Видимо, это должно относится к чему-то другому, только не понятно к чему.

И выбирая из двух зол, выбирая между «Никогда больше» или «Сможем повторить», я выбираю «Сможем повторить», потому что, когда придёт враг, у меня не останется выбора.

https://александр-быкадоров.рф/никогда-больше-или-сможем-повтори/