Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Кто здесь?

Здравствуйте. Меня зовут Александр и я - поэт. И прозаик.

Только не спрашивайте, про каких заек.

Здесь, в этом журнале будут записи о моём литератруном творчестве, о политике и мои стихи.

В активе у меня множество написанных стихов и два больших романа в жанре фантастики.

Свой путь в большую литературу я буду освещать здесь же. Если вы желаете проследить мой путь от саксофона до ножа от графомана до бестселлера - то заходите на огонёк.
🔥🔥🔥

Если вы сами пробиваете путь в мир писательства или вам просто интересно, как становятся писателями - то, как говорится, welкам ©!

Не забывайте посещать мой сайт www.александр-быкадоров.рф .

Я в соцсетях:
Личная страница ВК: www.vk.com/bycadorov
Группа в ВК: www.vk.com/bykadorov_poet
Личная страница ОК: https://www.ok.ru/profile/160296307924
Группа в ОК: https://www.ok.ru/bykadorovpoet
Инстаграм: https://www.instagram.com/alex_crazy_red_bull/
Фейсбук https://www.facebook.com/alexcrazyredbull
Страница на Фейсбуке: https://www.facebook.com/bykadorovpoet/

Книжное-2019

Один знакомый писатель как-то сказал мне, что прочитывать тридцать книг в год – это, вообще-то просто, надо просто Ютуб меньше смотреть (шутка). Я бы и рад согласиться, тем более, что видел как некоторые прочитывают и больше – в инсте встречал цифры: тридцать шесть книг, сорок три книги. Но для меня это какие-то запредельные показатели. Когда встаёшь в половину шестого, начинаешь рабочий день в 7:45, вечер наполнен всякими делами, а отбой уже в десять вечера, то читать приходиться урывками, а иногда даже встаёт выбор: либо пишешь, либо читаешь. Тем не менее, за прошлый год я осилил тринадцать романов – все отзывы на них я выкладывал в блоге, но кроме этого ещё были два рассказа, для одного из которых я послужил бета-ридером, одна неизданная повесть, и канва для мюзикла. В результате по совокупному объёму я таки не приблизился к 2018 году – а там к одиннадцати прочитанным романам прибавлялись ещё пять романов для литсеминара.

Однако в этом году случились у меня также и недочитанные произведения, которые я вроде бы и начал, да потом бросил – попросту говоря, ниасилил. Вот они:

1) «Гиперион», Дэн Симмонс.

Произведение почему-то показалось мне скучным. Происходящее как-то не зацепило, а структура в виде «С кем я вчера бухал? Почему я лечу на другую планету?» для меня как для читателя оказалось проигрышной.

2) «Метро 2033», Дмитрий Глуховский.

Глуховский меня удивил со знаком минус. Роман объёмен как не в себя. Электронная читалка показала мне шестьсот страниц в файле, но дойдя до сотой, завязки я так и не увидел. Кроме прочего автор пишет натурально как Толстой: к дьяволу точки, да здравствуют запятые! А если учесть, что Глуховский ещё и политически безграмотен, то в некоторых моментах хочется взять миксер и высверлить себе глаза. Люди, рухнув в каменный век, ожидаемого делятся на кланы, но вот борьба некоторых кланов с империализмом, вызывает грустную усмешку.  Дмитрию хоть бы лекции по истмату послушать, прежде чем писать о войне красных с некрасными. В общем, Глуховского – обнять и плакать.

3) «В дебрях Даль-Гея», Юрий Тупицын

Этот роман почти земляка  я хотел прочитать давно. И приступив к нему – разочаровался сильно. Да, советскому человеку нужно было что-такое, какой-то острый сюжет, где капиталистическую зверюгу рвут на куски. Но роман откровенно слаб – и логикой, и разговорами персонажей, и их общим описанием. Ну, в общем, не судьба.

4) «Соблазнитель», Збигнев Ненацкий.

Уже не помню, где я узнал об этой книге – но мне обещали лютый разврат и море секса. Однако в первых трёх главах не нашёл я не того, ни другого. Зато есть длиннющие описания каких-то второстепенных героев, огромные философские диалоги с репликами на целую страницу. Единственное,  что было хорошо в этой книге, это фраза: «Должен вам признаться, что по натуре я человек довольно тривиальный, люблю немного посквернословить, с удовольствием разглядываю цветные фотографии раздетых женщин, пошлепываю жену по заду и, если случится какая-нибудь неприятность, ругаюсь не хуже нашего кузнеца». Повествование ведётся от лица протагониста, но он как будто описал меня.

5) «Подвиг тридцатой батареи», Павел Мусьяков.

При всём уважении к защитникам Севастополя, города, в каком я имел честь побывать, книга оставила странные впечатления. Стиль скачет от документального к художественному, но в первом нет ссылок на документы, а во втором диалоги как будто откуда-то скопированы и выглядят неестественно. Очень тяжело читать – пришлось бросить.

6) «Фулгрим», Грэм Макнилл.

Роман по «Вахе-40 000». На русском языке не издавался, но любительско-пиратский перевод имеется. Посоветовал любитель Вахи, сказал, что сам начинал с него. Ну и я начал. Сам я, конечно, не фанат Вахи, и боялся, что вообще не осилю из-за обилия специфических терминов, но на поверку это оказалась обычная космическая опера и незнакомых дефиниций там было минимум – но и те узнавались из контекста. Но вот главный герой, товарищ Фулгрим, вовсе не в фокусе текста – и это за первые четыре главы, а общий пафос происходящего и вовсе оттолкнул. Короче говоря, не смог.

7) «Запрещённый Сталин», Людо Мартенс.

В общем-то, не такой уж и запрещённый.  Книга предназначена для импортного читателя, а посему, если вы читали хотя бы одну книгу, написанную по-русски, то ничего нового для себя не откроете. Кроме того, приведённые документы здесь даны в обратном переводе, что вовсе могло исказить их смысл. Либо не читать, либо в оригинале.

8) «Игра Эндера», Орсон Скотт Кард.

Любителям фантастики нравится, а мне что-то не очень. Совершенно непонятно, каким образом навыки социализации в коллективе, отобранном искусственно, распределились так же, как и в обычном школьном коллективе. Кроме того унылое описание игр, с непонятными просадками текстур и какой-то отрешённой логикой сделало своё дело – и я бросил.

https://александр-быкадоров.рф/книжное-2019/

Апаснасте! Олебастрэ отакуэ!

Катя Майорова, «Кир»




Я читаю всё, что движется, а что не движется – толкаю. К самиздату я отношусь вполне лояльно, да и к любовным романам тоже. Но более всего я испытываю восторг от хорошей литературы – выдержанной структурно и стилистически, чего, к сожалению, про эту книгу сказать нельзя. Тем не менее «Кир» с продолжением – подумать только! – собрал более тысячи продаж, и это только на бумаге, а значит смотреть на автора и его произведения нужно с большим пристрастием.

Так получилось, что второй год подряд в декабре мне попадается любовный роман, при этом – плохой любовный роман. Да, он конечно выстрадан. Но у первых книг всегда такая участь: они выстраданы, но всегда – категорически ужасны. Этой участи не избежал никто, и «Кир» –тоже.

Структурно, конечно, придраться не к чему. Есть две сюжетных линии, одна влияет на другую, хоть и заканчивается раньше, чем книга, к концу главы приобретают больший накал и имеют миникульминации, причём некоторые – с открытым финалом, что заставляет читать дальше. Но это – не самое сложное в литературе. Если есть способности к созданию художественных текстов, то это умение приходит к большинству авторов быстрее всего, тем более, когда приём используется всеми произведениями, от игр до книг, понять его не составляет труда. И да, первой сценой весьма неплохо задана интрига, она хоть и подана выдержкой из будущего, что у меня самого вызывает сомнения, но заставляет ждать выхода из создавшейся ситуации, а значит – читать роман.

Но вот с мелкой техникой Катя подкачала. Персонажи – все! – разговаривают одинаково. Стиль речи не зависит ни от возраста, ни от имущественного положения, ни от мировоззрения, ни от чего бы то ни было. Мало того, стиль прямой речи похож на авторский, а последний в свою очередь очень похож на разговорный. Чего только стоит фраза «…намутить приглосы». Я, конечно, понимаю, что нужно быть ближе к аудитории, но в авторской речи должно быть больше литературности, по крайней мере необходимо избегать бытовых штампов, повторов, аллитераций и, хотя бы, следить за смысловым употреблением глаголов («Я потянулась к трубке, чтобы позвонить, телефон зазвонил раньше меня…»). Но всё литературное мастерство сконцентрировано в двух весьма красноречивых фразах: «Поезда и вправду были крутые. Типа наших «Сапсанов», только круче». Конечно, я не призываю растекаться мыслью по древу, как авторы золотого века, информативность не должна страдать в угоду метафоричности, но метафора как толика специй даёт пикантности любому тексту. И да, я конечно, понимаю, что в двадцать лет стиль речи у современных людей может быть и не выработан – это вообще бич современности: засилье неинформативных междометий, унификация обозначения эмоций и бедный лексикон. Но где же авторские атрибуции с обозначением жестов? Их исчезающе мало. Зато в диалогах много служебных фраз, которые, естественно, мы употребляем в разговоре, но в тексте они не дают информации и абсолютно не двигают сюжет. А ещё тут какое-то громадное количество разговоров о холодильниках, которые вполне удачно могли бы заменяться авторским текстом.

В романе вообще много не двигающих сюжет элементов. Очень много описаний одежды, интерьеров. Да, согласен, это должно создать антураж, тем более, что героиня произведения работает с одеждой, а её профессиональная деформация должна влиять и на авторский текст, но стилистически это подано настолько безграмотно, что иногда походит на шершавый язык полицейского протокола. И да, здесь тоже наблюдается чрезмерное количество описываемых мелочей, не влияющих ни на антураж, ни на сюжет. В итоге в голове, я конечно, рисую картинку, но картинка не имеет глубины. Весь текст написан от первого лица, но чувства, эмоции – лишь называются, а не описываются. Окружающие обстоятельства – называются, а не описываются. Действия – называются, а не описываются. Стоит ещё упомянуть непонятную игру с кавычками – имена собственные где-то заключаются в кавычки, а где-то нет, это при том, что брэнды упоминаются без всяких экивоков. С английским в книге тоже беда. Реплики – переводятся в сносках, а эпиграфы – нет. Хотя во фразах употребляется какой-то упрощённый инглиш, и это сюжетно оправданно, даже я со своим «Мутко-едишын» не лазил в сноски, а вот о чём эпиграфы – я до сих пор не знаю. А ещё непонятно, для какой цели закавыченная прямая речь выделяется ещё и курсивом – его там чрезмерно много, настолько, что в этом я тоже не уловил смысла.

Тут, кстати, необходимо упомянуть, что с книгой работал редактор. Так вот, товарищ Виноградова, вам – профессиональный неуд и презрение.

Но вернёмся к целевой аудитории – именно с ней Катя обходится снисходительно, как будто смотрит на неё несколько пренебрежительно. Протагонистка (слава феминитивам!) – держит сайт по продаже одежды, но целевая аудитория характеризуется небрежным «для нищебродов, которые любят напокупать качественных подделок за небольшие деньги». Пренебрежение переносится и на действия персонажей. В самом деле, они перенастраивают сайт на новый товар и на новую аудиторию. Но возникает ощущение, что они играют в бизнес, а не занимаются бизнесом. Такие слова как, «таргет», «seo», «smm» – похоже, ничего не говорят юным стартаперам. А ведь в эти слова наверняка вложены какие-то средства. ЦА, они конечно, поменяют, но по старым ссылкам, выдаче в поисковике и ещё действующим рекламам будут приходить осколки старой ЦА – это неминуемо вызовет отказы, а значит может вызвать просадки и по новым ключам, снижение показателей яндексовой и гугловской пузомерки. И да, кто компенсирует вложенные средства в цифровой маркетинг, по которым уже не приходят клиенты? Я, конечно, не прожжённый сеошник, но кое-что понимаю, и игра с сайтом выглядит какой-то наивной – это вообще к вопросу о том, что иногда книгу читают люди, разбирающиеся в вопросе.

О персонажах надо упомянуть отдельно. Триада главных героев напоминает не взрослых людей, а каких-то подростков в период гормонального бунта – во всяком случае об этом говорит их психически неуравновешенное поведение. На действия персонажей не влияет ни возраст, ни пережитый опыт, ни имущественное положение, ни элементарная логика. Вот – Женя устраивает ревнульки-обижульки на ровном месте. А вот – Денис рассказывает: «Я чувствую себя подонком, что оставил тебя в Москве и поехал в Париж…». Как-то совершенно не упоминается, точнее упоминается, но из этого не делается выводов, что поездка в Париж – поездка за хорошей работой, а это – обеспечение будущей семьи, ведь серьёзные отношения кончаются ею, не правда ли? Но не в этом ключе мыслят и родители Жени: «Этот мальчик уехал от тебя на год и делает тебе предложение по скайпу. Мне кажется, что это неуважение с его стороны…». Конечно, всем приятно, когда предложение делается коленопреклонённо, на мосту, на фоне водопада, и всяческими красивыми фразами, но жизнь, знаете ли, совсем из другого состоит. Хотя Жениных родителей я понимаю, если б они знали, какой зехер он устроил по великой пьянке – это вместо логичного разговора с объектом любви, они категорически были против свадьбы и никогда бы с ним не общались. И какой вывод делают персонажи? «Капец, и всё из-за этих проклятых суданцев»! Катя, ты серьёзно? То есть белая горячка тут не причём? Хотя о чём я говорю, эмоциональный интеллект нынче не в моде… Но парочку влюблённых перещеголял могучий Кир. Обычно тридцатилетние мужчины, с двумя браками за плечами и «зэпэ» в миллион двести тысяч рублей в месяц знают себе цену – но двадцатилетняя ссыкуха френдзонит его по полной программе. И этот товарищ тоже ведёт себя как псих: напивается, и проходит на весь подъезд орать о своей любви и долбиться башкой в запертую дверь. Тут, кстати, следует упомянуть одну совсем не сексистскую фразу: «Но, в конце концов, я же не мужчина, мне сложно засунуть свои чувства себе в одно место, ну или просто подрочить в душе, и тем самым «отпустить ситуацию». Мало того, что мужские эмоции обесцениваются одним махом, от чего у меня бомбит так, что я улетаю в космос, но так и логики в этом никакой: почему же тогда Кир не идёт «быстро мыть под душем» ©, а таранит головой чужие двери? Ну и финальная выходка, когда Кир присылает бывшей возлюбленной своё хоум-видео, она, конечно, в его духе. Но зачем Жене эмоционально не зрелые мужчины – для меня остаётся загадкой. Конечно, тогда романа бы не было, но выбор для персонажей положения в обществе никак не соотносится с их поведением. Говорят, что у некоторых мужчин женщины-персонажи – это скульптуры с алебастровыми бёдрами, так вот у Кати, мужчины – это скульптуры с алебастровыми скулами. Впрочем, в «Кире» все персонажи алебастровые – ни за кем нет подноготной, хотя бы малюсенькой предыстории, да и разговаривают все одинаково – но да, я об этом уже говорил.

В тексте отовсюду торчат уши автора. Скажу так: писать на основе собственных переживаний – нормально. В конце концов писатели лучше всего пишут о том, что знают сами. Но информационно «Кир» повторяет Катин блог, а это нивелирует волшебство художественного текста, я бы даже сказал – обесценивает. Я написал очень много, но напоследок, будучи уверенным, что Катя-таки прочтёт до конца, скажу вот ещё что. Да, я пока тоже не снискал литературной славы, а значит мой отзыв могут и не принять всерьёз, но мимо категорических нестыковок и непрофессионализма я пройти не могу. Говорят так: «писать плохо – не плохо, плохо – не учиться писать хорошо». И я, хоть и придерживаюсь лозунга «Читай как дилетант», кровь из глаз сдержать не могу. Единственное, что я могу тут посоветовать – это литсеминар при петербургской фантассамблее. Вот там, в отличие от «CWS» действительно учат писать, да и стоит это почти в семь раз дешевле.

Всем остальным желаю хороших книг!

https://александр-быкадоров.рф/апаснасте-олебастрэ-отакуэ/

О конкуренции с издательствами

Вчера лазил по просторам интернета, и наткнулся на страницу одного издательства. И на странице «контакты» было написано, мол, если вы самиздатник, то лишь продав две тысячи экземпляров книг — крупное издательство захочет с вами работать.

И тут я задумался.

Я в Инстаграме подписан на одну блогершу (блогерку? блогиню?). Она же — самиздатник. Никнейм не буду приводить, я ещё напишу про неё. Но вот чём прикол. Она сама, в ручном режиме, через почту России продала тысячу экземпляров. Тут одну-то посылку пока отправишь, а она — вона сколько. И теперь представьте, что ей говорят: «ну знаешь ли, надо ещё столько же».

В связи с этим у меня два вопроса:

Первое. Для продажи нужна реклама и seo. Может ли начпис с доходом среднестатистического россиянина соперничать с махиной бюджетов крупных издательств, где месячный расход средств только на seo равен моей годовой зарплате? Это вообще говоря и тезис о честной конкуренции в эпоху капитализма.

И второе. А на кой писателю, продавшему две тысячи книг — да пусть даже тысячу — работа с издательствами? Премии? Экранизации? Пфф, я вас умоляю. Это даже среди издающихся «стандартным» способом и то лотерея.

https://александр-быкадоров.рф/о-конкуренции-с-издательствами/

Джо Холдеман, «Бесконечная война»



А вы бы хотели жить вечно, или того хуже – вечно воевать? Знаете ли, когда объявят воинскую повинность, вас не спросят – потому что вас призовут, наденут на вас консервную банку и отправят за тридевять световых земель – защищать непонятно что и воевать непонятно с кем.

Да, такова реальность романа «Бесконечная война». Книга – страшная, это вам не какой-то ужастик, где натужившись, писатели рождают карикатурные страхи. Книги про войну всегда страшны по-настоящему, потому что происходящее – рядом и всегда с возможностью воплощения в реальность, даже если это книга фантастическая.

Вообще, война у Холдемана, хоть и страшная, но довольно странная. Растянутая на тысячу земных лет, ради уничтожения противника, который даже не известно – виноват ли? Да и непонятно – как осуществлять оперативное руководство из ставки, если конечный пункт будет достигнут через триста лет, а столкновения крейсеров происходят на таких скоростях, что в реальности битва длиться десятилетиями. Автор пишет, что войны требовала земная экономика, но в реальности капитализма война – это средство достижения новых рынков сбыта или территорий с ресурсами, а с такими технологиями описанная война – это просто выброс денег, которые, как известно, всегда можно положить себе в карман, а потом с великим удовольствием протанцевать.

Кроме прочего, Холдеман весьма скуп на эмоции, зато весьма подробен в технических деталях и подробных описаниях битв, отчего чтение становится быстрым, но никакого послевкусия не остаётся. У книги есть продолжение, но на него как-то не тянет, а космической оперой, видимо, я пресытился достаточно хорошо.

В общем, лёгкого чтения вам, если решите осилить этот роман!

https://александр-быкадоров.рф/джо-холдеман-бесконечная-война/

Олег Дивов, «Выбраковка»



Наша страна неуклонно катиться к фашизму – это закономерный и конечный этап развития любой капиталистической страны. И явным отголоском коричневых тенденций в нашем социуме являются книги, остро эту проблему обозначающие. «Выбраковка» – одна из таких.

Собственно, этого слова – «фашизм» – Дивов нисколько не пугается. Он сначала косвенно даёт обозначение политического строя, описанного в книге, через реплики героев, употребляющих термины «фашизм» и «гестапо» в уничижительно-оскорбительном ключе, а в конце романа, ничуть не стесняясь, употребляет его в тексте от автора. Не знаю, насколько Дивов владеет истматом, но политсистема описана весьма близко к димитровскому определению фашизма. Конечно, автор не избежал клюквы, зачем-то насовав аллюзий к СССР – вместо Советского Союза у него Славянский Союз, вместо ГУЛАГ – ГУЛАК, и мне хочется задать ему вопрос: а самому-то не противно? Каждый раз, когда я вижу подобные вещи, хочется вымыть руки по самые плечи и больше не прикасаться к тексту, но история Пэ Гусева была уж весьма интересна. Наверное, Дивов по недомыслию, или в силу пропитанности антисоветской пропагандой, ставит знак тождества между социализмом и фашизмом, бросая тень на krovavye bolsheviks, но бытие определяет сознание – и вот уже шовинистический призыв «у нерусских не покупаем» становится не просто политическим лозунгом, а методом конкурентной борьбы: я просто напомню, что в описанном мире средства производства остаются в частных руках.

Протагонист тут, конечно, весьма интересный. Почему-то в голове рисуется внешность, похожая на самого Дивова. Видимо, это от того, что ничего другого я у Олега Игоревича просто не читал. Но в попытке дать герою подноготную автор явно переборщил – тут сразу не одна, а четыре подноготных, и пойди узнай, которую из них протагонист придумал для красного словца, а которая – правдивая. В выбраковку товарищей по оружию верится слабо. Конфликт у бомже-стойбища, мне кажется, притянут за уши – вы же всё равно собрались их браковать, так в чём проблема? Почему вы не можете замять инцидент с употреблением веществ? Это же ваш товарищ, почему вы его бракуете? Абсолютная честность? Да ладно… Отсюда – и конфликт на дороге со вторым ведомым тоже весьма неубедителен. Или выбраковка основана только на выстрелах из шприцемётов? Тогда почему не забракованным остался Валюшок? А в конце ещё выясняется, что история Павла Птицына – тоже выдумка, с большой долей вероятности. В общем, пока герой находится «здесь» – он смотрится хорошо, как только начинаются воспоминания – полный швах.

Да и по структуре остались вопросы. «Выбраковка» – это книга в книге, но какую цель преследует данный способ представления информации, я так и не уловил. Это некоторым образом отсылает к «1984», где английский автор приводит громадину технического текста после завершения романа. Уж не знаю, специально или просто так получилось, но, как и у Оруэлла, это смотрится весьма притянуто. Но там Дивов полностью расписывается в своей предвзятости к большевикам, уверяя что в тридцатых они предали идеи коммунизма – и поди угадай, согласен ли Дивов с неизвестным фашистским автором или Дивов пишет так нарочно, но я склонен согласится с первым вариантом. Ну, а штурм Кремля силами центрального отделения АСБ выглядит как большой рояль, но только не в кустах, а на Красной площади. Олег Игоревич, вы серьёзно? Да и спасение Пэ в самый последний момент в лучших традициях Боллливуда тоже вызывает сомнения. Собственно, а зачем Пэ нужен был заговорщикам? Узнать, кто автор «птички»? А какой в этом практический смысл? И что, у граждан, пленивших Гусева, не было доступа к «сывороткам правды»? Ну, по мелочи ещё можно упомянуть множество «разговоров о холодильниках», которыми Дивов изрядно снабдил Гусева в первой половине романа, когда Пэ объяснял Валюшку основы мироустройства – возникает ощущение, что Валюшок словно с луны свалился, и до этого жил не в Москве, а якутской деревне на крайнем севере.

Но, несмотря на все недостатки, роман читается весьма хорошо и выглядит весьма увлекательным. На самом деле, многие из явлений, описанных в романе, или сбудутся, или уже сбылись – взять хотя бы сигаретные пачки с устрашающими картинками. Я бы поставил эту книгу в один ряд с «Черным знаменем» Казакова – в обоих романах торжество воинствующего фашизма предстаёт не сказочкой, а вполне себе обыденностью, которую мы с вами вряд ли сможем рассмотреть за бытовухой, когда пылесосим квартиру или готовим ужин. Но если в «Чёрном знамени» перед нами стоит альтернатива коммунизму, причём не абстрактная, а вполне реальная – ведь национализм уже тогда был одной из главных идей в «белой» среде, то в «Выбраковке» мы видим даже не будущее, мы видим настоящее.

«Выбраковку» читать стоит. Чтобы понять куда мы идём.

https://александр-быкадоров.рф/олег-дивов-выбраковка/

Артём Сергеев. «Беседы о Сталине»




Вы вполне можете не знать, кто такой товарищ Артём – в миру Фёдор Сергеев, и вы вполне можете не знать, что после гибели тов. Артёма его сына, Артёма Фёдоровича Сергеева, воспитывал Иосиф Сталин. Но вы вполне можете прочитать эту книгу, составленную из интервью с Артёмом Фёдоровичем.

Книга была написана и издана незадолго до смерти Сергеева, в две тысячи шестом году. Прочитать её стоит хотя бы для того, чтоб раз и развеять в своей голове нелицеприятные мифы о Сталине. Вождь – если для вас уместно такое имя – предстаёт в нём не как тиран, которым он никогда не был, а как человек. В первую очередь – ответственный, глубоко эрудированный руководитель с развитой логикой и природным даром к пониманию человеческой психологии. Но в тоже время он предстаёт в этой книге и как человек – скромный и не притязательный в быту, со своими слабостями и чертами характера.

Книга будет интересна всем, кто любит историю, а не клюквенные мифы. Конечно, она не может являться доказательством чего-либо, так как любые воспоминания есть нарратив, но в «Беседах» много упоминаний об имевших место исторических фактах, а их, как известно, всегда можно проверить. В общем, книгу однозначно рекомендую – в ней ни толики пропаганды, только скромная правда о великом человеке.





https://александр-быкадоров.рф/артём-сергеев-беседы-о-сталине/

Армагед-дом



Ну, что такое постапокалиптика – мы все с вами знаем. А вот как живётся людям внутри самого апокалипсиса? Об этом книг мало. И как живётся людям в мире где апокалипсис случается каждые двадцать лет? Что делать, если твоя жизнь – это постоянная гонка на выживание? Марина и Сергей Дьяченко отвечают на этот вопрос, придумывая уникальный мир с незаезженной темой.

Единственное, чего я так и не понял: имеем ли мы дело с альтернативной Землёй, где апокалипсисы случаются каждые двадцать лет начиная с древности, или это прогресс настолько затормозился, что более тысячи лет мир топчется на техническом уровне конца двадцатого века? Почему я задаю себе этот вопрос? Да всё с тех же позиций исторического материализма. В книге, как я понял, главенствует капитализм с большими социальными гарантиями, но даже в таком варианте он не способен на мобилизационный рывок, тем более каждый двадцать лет. Ну и выборы в книге обставлены так, как они происходят именно в буржуазной среде: с большой театрализованной избирательной кампанией, на которую требуются немалые деньги. В этих случаях всегда следует задать вопрос: за чей счёт банкет? И неужели у отставного генерала есть такие бабки? И неужели Стужа действительно сократит условленное время, даже пренебрегая покровителями, оплатившими победу на выборах? Уж они-то должны попасть в списки в первую очередь. Почему об этом не догадался никто, даже такой прозорливый Рысюк?

Если уж касаться самого установленного времени, то я так понимаю, никто не доказал достаточности временного промежутка для входа в ворота для всех людей. Теория Зарудного оказалось лишь гипотезой без подтверждения? Если так, то само по себе установленное время – жесточайшая необходимость, без которой многоразовые мобилизационные рывки невозможны. Да, следует признать: при капитализме в стадии империализма, уже несущем внутри себя огромную социальную несправедливость, установленное время будет ещё больше разжигать социальную вражду. И если мы действительно имеем дело с застопорившемся на тысячу лет прогрессе, то неужели всю эту тысячу лет люди будут терпеть эксплуатацию хозяев средств производства? Но даже и в этом случае, если теория Зарудного окажется неверной, без установленного времени не обойтись.

Но книга полна не только социальным устройством. «Армагед-дом» – это роман о людях. И любую книгу нужно всегда писать о людях, даже фантастику – ради бластеров и звездолётов она будет хороша лишь неофитам. Что и говорить: Дьяченко смогли описать подростковую любовь ни разу не употребив искомое слово на букву «Л»… Да и дело не только в любви: меткими, ёмкими фразами, точными, но не энциклопедическими определениями, они детально прорисовывают картину мироустройства, взаимоотношений, личностей героев, их характеров, и даже – широкими мазками – почти готовый синдром Иокасты у главной героини. Погружение в книгу было практическим полным, с «тридэ»-эффектом: морские сцены я читал как раз на пляже, и в то же время, в силу некоторых причин, испытывал те же чувства, что и Ярослав Зарудный. Ну и порадовал, конечно, писатель Великов, в чьей фамилии мне хочется поставить ударение на первый слог – а ведь я сам, чего греха таить, испытываю весьма нежные чувства к тому виду транспорта, который заставляет так сделать.

Большего об этой книге сказать вряд ли можно. Её просто надо прочитать – и насладиться мастерством авторов, описавших мир, где конец света – такая же обыденность, как обед, ужин или делёжка власти финансовыми кланами.

https://александр-быкадоров.рф/армагед-дом/

Дважды два равно пяти



С тех пор, как я коснулся ефремовского «Часа быка», антиутопия в моём представлении являлась чем-то научно выверенным, хотя бы с точки зрения логики и законов исторического развития. Но как выяснилось, цель антиутопии – запугать читателя и не дать ему альтернатив. Вот и Джордж Оруэлл занимается абсолютно тем же.

Но обо всём по порядку.

Книга с самого начала погружает в какую-то беспросветную тьму и мерзость. Автор прекрасно работает с образами, во всяком случае в первых двух третях книги, и раскалённым клеймом вписывает их в самую душу читателя. Что здесь сказать? Пока Оруэлл не коснулся главного – социально-экономического устройства, текст погружает в ужас мира, где строям ходят на работу, строем надевают одинаковое, и в метафорическом смысле, но тоже строем – занимаются сексом.

В одном месте Оруэлл действительно предугадывает будущее, вот фраза: «Один очень хороший [фильм] где-то в Средиземном море бомбят судно с беженцами». В другом месте он походя декларирует зависимость языка и сознания друг от друга: «Новояз — это ангсоц, ангсоц — это новояз…». Ну и… Хорошие моменты романа на этом заканчиваются.

Что характерно, главному герою вряд ли можно посочувствовать. Он почему-то с самого начала вызывает отвращение: сгорбленный государственной репрессионной машиной, весь больной и кривой, думает о людях мерзопакостно, а в эпизоде, где Уинстон рассказывает о том, как воровал еду у матери и сестры, я испытываю практически испанский стыд. Может быть, так и должно быть? Но зачем мне герой, которому не хочется сопереживать, зачем мне герой, который сломлен и раздавлен ещё до того, как начался репрессивный процесс? Ему не хочется сочувствовать, хочется, чтоб он отлез в сторону и не вонял.

А с некоторого момента я вообще перестаю верить в написанное. Начиная с любви Джулии и Уинстона. Это шпионская страсть – вообще какая-то сказочка для подростков. Как можно влюбится в незнакомого человека с первого взгляда? Ну, в пубертатном периоде – наверное можно, когда гормональный фон запределен. Но почему протагонист верит Джулии просто так, если буквально три минуты назад подозревал её в работе на полицию мыслей? Кстати, ещё есть люди, уверенные, что она на неё не работала – ведь герой видит как её избивают лишь мельком, краем глаза, а там можно устроить и небольшой спектакль? Вы ещё продолжаете так думать? Да и эта встреча с О’Брайеном, начавшаяся с игры в гляделки тоже, знаете ли, белыми нитками шита. Оруэллу надо чтоб антагонист завербовал любовничков – и он вербует. Насколько это правдоподобно – неважно, я сомневаться начал ещё в момент произнесения Уинстоном этой вычурной клятвы, где он заранее признаётся в деяниях, на могущество самой Партии не влияющие. Да там вообще всё угадывается ещё до того, как произойдёт – и работа О’Брайена на министерство любви, и работа старьёвщика на полицию мыслей. Собственно, как и то, что кричащая в экран девушка в синем комбинезоне станет любовницей Уинстона. А уж «стирание»… глупей ничего не видел. Можно изменить газету в библиотеке, но как ты изменишь подшивку газеты у кого-либо дома? Как ты вытравишь что-либо из памяти людей? Ну, с этим всё просто – автору надо, что никто ничего не помнил, значит так и будет. Будет помнить только Уинстон. Хотя, нет, может они и помнят, но переговариваться нельзя – везде же телекраны. Нет ни одного уголка, ни одного местечка по всей Океании, где бы он не стоял. Наверное, в сортире тоже стоят. Только Уинстону повезло – у него дома закуток есть, где эта тарелка ничего не видит. Ни у кого нет, а у него есть. Закуток с роялем в кустах… ой, со столом и дневником, простите. Да собственно, это не один рояль, тут по сути весь сюжет состоит из роялей разной степени нелогичности, и уж особенно «рояльно» выпирает этот телекран за разбившейся картиной в любовном гнёздышке.

Оруэлл вообще здесь технически странен. Где-то он мастер стиля, а где-то профан. Вот – комната сто один. Она так и будет везде «сто один», нигде её не назовут сто первой или «один ноль один». Доходит до абсурда: от фразы «сто один» рябит в глазах, но с этим ничего не сделано – ни Оруэллом, ни переводчиком. Да и она не становится страшной. Я, как читатель, не верю в страх героя перед крысами – он лишь мельком называется один раз, а второй – уже в самой комнате. И да, почему он выкрикивает имя Джулии? Как он к этому пришёл? Почему? И почему я должен верить этому эпизоду? И уж особенно криво потом смотрится эпизод, где он признаётся ей в непредательстве. Моя логика в этом случае отказывается работать, а протагонисту хочется выстрелить дуплетом прямо в лицо – чтоб не мучился.

Ну и если говорить о социально-экономической модели Океании, то здесь Оруэлл тоже не прав. И тут нельзя сказать, что автор оперирует в вымышленном мире. Сам он говорил, что хочет написать книгу, в которой продолжит идею о преданной революции, и если учесть, за тридцать лет до написания книги началась совершенно конкретная революция, валом переворотов, путчей и войн прокатившаяся по Европе, то логика подсказывает: Оруэлл говорит о социалистической революции. Но стоит ли говорить, что во всей своей книге он политически неграмотен? Ну а на тех, кто с историческим материализмом незнаком совсем это, конечно, производит впечатление. Но есть подозрение, что Оруэлл где-то наглотался позитивистской пропаганды.

Прежде всего здесь стоит упомянуть: социализм не ведёт завоевательных войн. Ни для отвлечения средств из экономики, ни для отвлечения идеи. Такой богатой и обширной стране, расположенной на двух континентах незачем вести битву – она может развиваться самостоятельно, а если мы учтём, что империализм в стране побеждён, значит прибавочная стоимость распределяется в обществе. Нет нужды в новых рынках сбыта и территориях с ресурсами.

Внутриполитическое устройство тоже нелогично. Опора на пролов, которую декларирует фрондирующий Уинстон, должна строится на их экономических потребностях, но они не показаны. Есть ли нужда у широких народных масс идти на конфронтацию с правительством, если каждый представитель пролетариата обеспечен достойным трудом, достойной оплатой, жильём, образованием и медициной? Оруэлл лишь предполагает, что пролы могут восстать, но есть ли у них в этом нужда? Для меня это остаётся загадкой – в книге данная тема не раскрыта. В этой книге главное – это интеллигентские потуги противостоять режиму, но где-то мы это уже видели, не находите?

И отсюда вся эта репрессивная машина выглядит крайне протезно. Зачем она нужна – в таком масштабе и такими методами? Если мы говорим, что социализм наступил, что пролетариям не нужен бунт, зачем это всё? Я, как и главгерой, повторяю: я понимаю, как, я не понимаю зачем. Зачем пытать, если в дело пришьют всё что нужно, а суда и вовсе не будет? «Признание было формальностью, но пытки — настоящими» – пишет Оруэлл. «– Будет так, как если бы вы никогда не жили на свете. – Зачем тогда трудиться, пытать меня?» – ещё одна цитата. Автор отвечает нам, читателям, такой фразой: «Партия стремится к власти исключительно ради неё самой» – и в этот момент мне хочется закрыть ладонью глаза. Власть – это всегда инструмент, а инструменты, как известно, не существуют ради самих себя. Вот и получается, что этот вымышленный мир снабжён маниакальной тягой к власти сразу огромной массы партийцев, что само по себе бред, отсюда следует «маленькая победоносная война», и из этих двух – огромная пыточная машина размером во всю страну. Бред сидит на бреде и погоняет бредом, а нам преподносят эту книгу как образец антиутопии.

Многие левые полагают, что Оруэлл описывал существующее положение вещей в Англии, описывал капитализм. Многие правые полагают, что в данной книге – истинное будущее социализма. Я же вот как скажу: в «1984» намешано отовсюду и понемногу, и в результате рядом существует то, что существовать рядом не может. Это не капитализм и не социализм, это клюквенное представление о социализме, укоренившееся в сознании многих, и раз за разом транслируемое в произведениях авторов, преимущественно – в кино. Мне возразят и скажут, а как же, мол, тридцатые в СССР? Ну таки я вам отвечу, что репрессии – всего лишь одна из стадий развития общества, и об этом писал Маркс ещё до создания «Капитала» (http://www.psylib.org.ua/books/marxk01/txt07.htm), и при этом никогда нельзя забывать, что многие объективные обстоятельства зависели тогда не от большевиков, а от внешнего агрессора, которого, как известно, не было. Для некоторых вообще открытие, что любая социально-экономическая формация внутри себя проходит разные стадии развития – и феодализм, и капитализм, и социализм, как ни странно.

Я делаю такой вывод: роман распиарен, и распиарен за счёт того, что наводит изжоги. В целом же – обычная клюквенная в страшилка, далёкая от логики и реальности, и наверняка из-за этого многими любимая. Особо упоротые, конечно, могут использовать художественные произведения, и в том числе «1984», как доказательства чего-то в истории, но для этого нужно быть совсем долбанутым об калитку. Пока я читал – постоянно хотелось вымыть руки, словно я опустил их в чан с коричневой вонючей жижей.

И это ощущение не покидает меня до сих пор…





https://александр-быкадоров.рф/дважды-два-равно-пяти/

Лысая жопа Люцифера



Хотя, пожалуй не только жопа – в романе «Буря мглою небо кроет…» перлов столько, что их хватит не на один роман, а на десяток.

В книге не стоит искать каких-то серьёзностей. Тут автор развлекается что есть мочи, а иногда даже превышает свои возможности. Дмитрий Львович работает на стыке жанров: тут вам и пушкинопанк, и киберпанк, и космическая опера – и всё это замешано в изящную смесь вкуснейшего литературного коктейля.

«Буря…» — это такая сказка для взрослых. Поначалу я, конечно, скептически отнёсся к мироустройству будущего, составленному, как лоскутное одеяло, из разных коммун, но к середине произведения отринул скепсис – именно потому что искать серьёзности, как я уже говорил, здесь не стоит. Весьма интересен и фантдоп, основанный на отсутствии необходимости есть – из него можно было сделать не только сказку, но и серьёзную, как говорят в фэндоме – «твёрдую», научную фантастику.

Герои у автора получились такие… Весьма спорные, что ли… Понятно, что пушкинопанк – это такое нечто, где можно мастерски переместить героев из антуража в антураж, но данная копипаста с предподвыпертом выглядит несколько… Даже и не знаю, как это назвать… Одним словом, не на мой вкус. Ну и характеры, отношения героев… Почему-то особенно не верится в любовь главных героев, да и Руслан сам по себе какой-то исключительно правильный – без страха и упрёка. Хотя – это же сказка, здесь так и должно быть.

Весьма интересным мне представляется визуал. Описания, поведение персонажей, некоторые разговоры не иллюзорно намекают на аниме. Ну, сами посудите, когда Звездочёт появляется перед Дадном в белой ушанке, красном пальто и высоких сапогах, то образ сам собой получается именно анимешный. Впрочем, мои впечатления могут быть исключительно субъективными. Но когда «в кадре» появляются механотелые персонажи и персонажи с изменённой биологией, хочется, ох как хочется, чтоб именно этот роман был экранизирован совершенно определённым способом – с использованием японских прекрасноглазых рожиц и картинок, запрещённых для эпилептиков.

И да, говоря про аниме, тут следуют упомянуть также и добротное количество секса, которое в японской традиции мультфильмов весьма любят – а Казаков в первой половине книги отсыпал его от щедрот! Я уж и задумался – а ту ли книгу сам автор назвал «порнографией в космосе»? Мне однажды показалось, что Дмитрий Львович черпал вдохновение из роликов, которые даже я, знатный эротоман, пропускаю с некоторой брезгливостью и настороженностью. Впрочем, у книги стоит маркировка «16+», а значит подросткам с влажными мыслями и их родителям не о чем беспокоиться.

И если уж говорить про механотелых и людей с изменённой биологией, то такое уже встречалось у Лукьяненко в «Линии грёз», впрочем сам Дмитрий Львович мог «Линию…» и не читать, а вот идеи всяческих фантастических «ништяков», как известно, витают в воздухе, и черпаются всеми безвозмездно, практически даром. Да и принцип «подсмотри и перекомпилируй под себя» ещё никто не отменял – те же бластеры и роботы тому доказательство. Да и если вернуться к заимствованиями, то автор опять берёт из своей ранней работы, и снова – из «Крови ангелов», представляя в качестве антагониста, несущего чёрную смерть и чёрную боль, рифмоватого карлика. Хотя понятно — карлик это реинкарнация пушкинского персонажа, но получается двояко. Впрочем, это уже мелочи.

Одним словом, книгу однозначно стоит читать тем, кто хочет «выключить голову», и просто насладиться добротной ненаучной фантастикой. Здесь Казаков победил, он крокодил!

Аффтар, пиши исчо!

https://александр-быкадоров.рф/лысая-жопа-люцифера/